ЮРИЙ МИНЧУК Психолог. Гештальт-терапевт.

Как опознать Психолога

Мой блог / Просмотр публикации
От автора: Честная и здравая «шпаргалка» для ищущих себе психолога

У читателя возникает естественная и довольно сложная задача: а как выбрать психолога? Стоит зайти на некоторые психологические ресурсы и задать вопрос, намекнув, что вы — потенциальный клиент, как мгновенно, дробно стуча копытами, суетясь, расталкивая друг друга и наперегонки надувая щеки, к вам мчатся маститые и опытные, и наперебой сыпятся предложения услуг. И как тут решить?

Интересно, что маркеры высокого статуса тоже изменчивы. Я не говорю о том, что в разных группах уверенное поведение выглядит категорически по-разному. Но в пределах одной субкультуры они модифицируются со временем. Это легко увидеть, вспомнив или посмотрев фильмы разных лет с криминальным фоном. Крупные авторитеты в разные годы ведут себя очень по-разному (разумеется, это же – разные люди), и мелкие авторитеты, подражая им, формируют традиции авторитарного поведения в субкультуре. Поэтому советы о том, как правильно себя подавать, кроме самых общих, не работают. Автор – не из вашей среды. Эту же тенденцию можно проследить и в повадках чиновников на протяжении истории России последних двух веков, хотя и труднее.

Решить, как я сказал, сложно. А пустить неспециалисту пыль в глаза легко. Это знает всякий, кому случалось купить на рынке ерунду. Или не на рынке, а в торговом центре. Или продать. А здесь у нас тот же рынок, и, если ориентироваться на привлекательность предложения, то выберете вы не лучшего специалиста, а лучшего умельца себя подавать. Лучшего продажника. А вам все же к психологу. И хорошо бы как как минимум попасть хотя бы к психологу, а не к тожепсихологу. А как выглядит хороший психолог, вы не знаете, потому что вы не принадлежите к его профессиональной среде!

Знаменитый спортсмен и известный академик могут с уважением отнесись к заслугам друг друга, но в области, в которой ни один из них не является специалистом, в политике, например, ни один из них не будет авторитетом для другого. Есть косвенные способы определения статуса человека из чужой группы, но они, как правило, неточны. По крайней мере, не существует для обычного человека способа точно определить, хороший ли перед ним сантехник, врач, парикмахер, портной, юрист, психолог, музыкант... В то время как внутри тусовки качество специалиста диагностируется достаточно быстро и точно. С одной поправкой: более классный специалист легко ранжирует менее классного, но менее классный может лишь обнаружить, что его собеседник – лучше. И все.

Но некоторые возможности все же есть. Не то, чтобы стопроцентно надежные и абсолютно релевантные, но все же. Ориентироваться полезно на те свойства, которые вырабатываются с психологической практикой, и которые я частично отметил в первой из упомянутых мной статей, и на те свойства, которые необходимы для того, чтобы быть психологом.


1. Образование.

Увы, наличие диплома еще не о чем не говорит. Говорит отсутствие, человек без диплома - не психолог. А вот человек с дипломом — тоже не обязательно психолог. Но может им быть.

Сами знаете, специалисты в любой профессии бывают разного качества. Бывают мастера на все руки, а бывают халтурщики и неумехи. В психологии ситуация острее, чем в других специальностях: известно, что множество психологов пришли к своей профессии с целью разобраться в себе, в своих проблемах, а вовсе не из склонности заниматься этой деятельностью. Кто-то считает даже, что таких большинство, но статистические исследования мне не попадались. Мне, кстати, повезло, меня когда-то привела в психологию производственная необходимость. Кому-то удача улыбнулась, они решили свои вопросы, а кому-то полученные знания не помогли, по разным причинам (включая вторую оговорку, о которой ниже). Естественным образом желание поковыряться в себе не дает внутренней способности работать с людьми. Но специальность получена, надо работать, вот и работают.

Образование можно косвенно диагностировать по тому, как человек пишет, если вы, как это часто случается в новое время, контактируете в сети. Понимаете, мы с вами общаемся по-русски. Это основной, а для многих — единственный язык коммуникации. Для того, чтобы его изучить, не требуется чрезмерного напряжения, достаточно просто учиться. Есть немало людей, владеющих и несколькими языками. Однако не у всех хватает способности к обучению даже для того, чтобы освоить основной и единственный, великий и могучий. Вопрос: может ли человек, не способный выучить родной язык, выучить еще хоть что-нибудь? Ну, я не имею в виду навыка копания или паяния, но ведь обучение на психолога подразумевает работу с огромным количеством текстов, и уж обычный-то мозг в состоянии запомнить, как пишется часто встречающееся слово или где какой ставится знак препинания. И не надо с облегчением вспоминать оправдательное слово "дисграфия": это примерно 1% популяции.

Не со 100% корреляцией, но достаточно надежно можно утверждать, что если человек пишет грамотно, то какое-то образование у него есть. Если же он делает грамматические ошибки, то вряд ли он знает свою специальность лучше, чем свой родной язык.


2. Речь

Речь — не просто инструмент психолога, это его ОСНОВНОЙ инструмент. Поэтому у психолога речь обычно гладкая, более-менее поставленная. Он не обязательно говорит как актер или диктор, но тяготеет к тому. У него ясная дикция, богатые интонации, четкий ритм речи. К профессиональным деформациям можно отнести привычно убедительную мелодику речи. Он с вами о погоде, а вы слышите, что он вам что-то втолковывает. Опять же, если человек говорит хорошо, то он может быть и актером, и диктором, и психологом, и певцом, но если он говорит плохо, то ничем из перечисленного он быть не может. И психологом в том числе.


3. Словарный запас

Умение подобрать нужные слова — основной навык психолога. А для того, чтобы подобрать, нужно иметь выбор. Поэтому в речи психолога, устной ли, письменной ли, встречаются (иногда даже часто) слова и обороты, которые не входят в активный словарь обычного человека. Причем, что важно, они не вонзаются в коммуникацию как понты: "Смотрите все, какое я умное слово знаю!", а проскальзывают: "Глянь, какое у кошки отношение к колбасе амбивалентное, может не стоит больше такую покупать?".

Это касается не только специальных слов, но и обычных, просто не очень частых: архаизмов, фразеологизмов и тому подобное. Богатый должен быть у психолога словарь.

При этом избыток терминологии может указывать на неопытность психолога, потому что для специалиста профессиональное арго – обыденность, и термин не будет использоваться чаще, чем это уместно.


4. Понятность

Это, собственно, то, зачем психологу нужна речь. Если он говорит непонятно, то не спасут его ни словарь, ни интонации, ни грамотность. Если психолог говорит, то обычно отменно ясно, что он имеет в виду или какие чувства хочет выразить. Умеет формулировать. Это вам не политик какой-нибудь балаболистый и не косноязычная медийная персона.


5. Осмысленность

А это то, зачем нужна понятность. Психологов учат анализировать речь (текст) и понимать, вычленять из речи мысли и чувства (об этом позже). Поэтому сами они привыкли в собственной речи выдавать содержание, а не поток сознания. Вы очень редко встретите психолога, который будет вас грузить тем, что называется smalltalk — болтовня ни о чем. Говорение для него — это акт коммуникации, в идеале ведущий к какой-то осознанной цели. Нет, когда он не может рассказать анекдот без того, чтобы ощутить в этом какой-то прагматический или, паче чаяния, глубинный смысл, это уже тяжелый случай, но профдеформация в этом направлении, как правило, идет.


6. Способность понимать

И этому тоже и учат, и учатся на практике. Люди к психологу приходят разные, иногда стеснительные, иногда плохо понимающие сами себя, иногда просто не умеющие выражать мысль, а психологу важно понимать не только то, что человек сказал, но и то, что хочет сказать, но не может. Или даже то, что он не хочет сказать. От этого зависит качество работы. Поэтому способность к интерпретации сигналов у психолога обострена.

— Тебе плов положить?
— Мнэ-э-э...
— Понял, немного и без чеснока.

Это касается не только слов, но и интонаций, мимики, движений. Поэтому, кстати, психологи стараются работать лично, а если не лично, то с видео, а если без видео, то хотя бы пару раз на клиента посмотреть, а если текстом, то очень подробно и неохотно. Хотя есть спецы работы по мейлу, да.


7. Сдержанность

Здесь очень часто бывают недопонимания. Психолог вполне может быть человеком эмоциональным, даже весьма (почему ж нет), особенно с близкими людьми. Но, во-первых, он много всякого повидал и еще больше всякого наслушался. Поэтому вызвать его эмоциональную реакцию труднее, чем обычно. Если вы неожиданно сообщите психологу, что вы только что убили старушку-процентщицу, то он, конечно, поднимет брови, и задаст какой-нибудь вопрос, но не станет всплескивать руками, пучить глаза и в ажитации метаться по комнате. Во-вторых, его сдерживает критическая рефлексия: "А что это я такое чувствую и зачем оно мне надо?". Вы можете не поверить, но психолог — он в большой степени и для себя психолог. В-третьих, сюда намешивается уже упомянутая осмысленность. И только в четвертую очередь он может пытаться соответствовать обывательскому представлению о психологе, как о безупречно вежливом и корректном собеседнике. А может и не пытаться, потому что иногда, если не нахамить, то на шею сядут, иногда прямо с разбега. Если вас с психологом связывают личные отношения, а не рабочие, то он вполне может быть живым и чувствительным человеком. А вот если вы клиент, то тут другой разговор, относящийся к методам, техникам и стилю.


7а. Неспешные профессиональные дискуссии

Вот кстати. Не совсем по теме, но очень кстати. В психологических сообществах частенько случаются склоки, которые со стороны выглядят пугающе и удручающе. Это очень хороший материал для анализа. Понимаете, это только очень теоретически и для обывателя психолог — неизменно вежливый и корректный. Это надо при работе с клиентом, да и то далеко не всегда. А коллега — не клиент. Более того, коллега обладает свойством не эмоционировать по ерунде, поэтому ему-то можно и прямо сказать, и он не обидится и не впадет в истерику. И прямо — гораздо удобнее, потому что понятнее. А прямые выражения бывают... Эх... всякими.

Это с одной стороны. А с другой стороны, есть вещи, которых психолог делать не станет. Во-первых, когда он так... прямо выражается, он не бесится и не истерит. Он кратко и понятно формулирует. Поэтому буквально одновременно в соседней дискуссии он может куртуазно шутить и раздавать поклоны. Ситуация-то другая, так и поведение другое. Если же человек впал в эмоции из-за буковок на экране и выдает одну и ту же реакцию разным собеседникам и в разных ветках, то это, скорее, всего, плохой психолог. Если он обижается и бежит жаловаться модератору на то, что к нему плохо отнеслись (а вот на нарушение правил, например — нормально), то тоже подозрительно. Психолог обычно стоит на позиции умения управлять ситуацией самостоятельно, и просить внешней помощи ему приходит в голову ну очень не в первую очередь. Если человек уходит от темы в постановку диагноза собеседнику — можете ставить на этой кандидатуре крест. Мешать эмоциональное с профессиональным недопустимо. Есть, конечно, полемические исключения, но они не так часты. Вообще обидчивый психолог — это парадигмальный нонсенс.

Бытует поверье, что психолог всегда выдержан и вежлив, всегда должен быть корректен, никогда никого не обидит и не заденет. Поправка: он не должен быть таким, он МОЖЕТ. Если это ему надо или хотя бы есть настроение. Психолога действительно трудно задеть, и он действительно редко делает не то, что собирается, а то, на что его спровоцировали. Но он по своему выбору, в соответствии со своими целями, а то и со своими прихотями может резко отбить провокационную подачу; причем, будучи профессионалом, настолько резко, что вы еще долго будете помнить, какая он грубая и невежливая сволочь. А может, конечно, и наплевать. Мало ли кто какие буквы ему пишет или какие звуки ртом издает. Строго говоря, любые ваши ожидания в поведении психолога, если только вы с ним не связаны профессиональными отношениями, могут быть иллюзиями. Не стоит, не стоит считать психолога априори мирным и безусловно безопасным.

Поэтому в таких склоках смотрите внимательно не на резкость формулировок, а на то, насколько простроено и целесообразно общение, насколько ловко человек его организует. Много интересного можете обнаружить.

Еще психолог должен отлично различать (и контекстуально разделять) дискуссию, то есть обсуждение с целью выяснения истины, и полемику, то есть обсуждение с целью доказательства своей правоты. Но это отдельная тема.

8. Недирективность

Психолог лучше, чем кто-либо, знает, что есть много способов заставить другого что-то сделать. Или не сделать. И требовать — один из самых неэффективных способов. Поэтому психолог более склонен к убеждениям, подведениям к нужному решению, даже манипуляциям, но не к приказам и требованиям. Поэтому наличие (или, упаси Тот, обилие) директив, требований, указаний, ссылок на поведенческое долженствование собеседника, ультиматумов — свидетельство низкой квалификации. Если мягкое требование не работает, то и жесткое, наверное, не сработает тоже. Имеет смысл подойти с другой стороны. А если не пройдет, то и с третьей. Да, психолог может быть очень убедителен, но, как правило, не настойчив.

Есть такой старый анекдот, как человек пришел к хирургу, жалуясь на боль в яичках, и тот предложил их отрезать. В панике человек бежит к терапевту, тот выслушивает и говорит: "Да ну ерунда какая. Вот вам таблетки, выпейте". Мужик выпил, говорит: "Вот спасибо, а то он — резать, резать". "Да, - отвечает терапевт, — не нужно это. Вы через пять минут попрыгайте — сами отвалятся."

Есть еще малоизвестное продолжение:
Присутствующий психолог говорит: "Зачем такие сложности? Я бы с ним поговорил полчаса, он бы их сам отгрыз".


9. Профессиональная осторожность

Однажды у одного человека заболел живот. Он спросил соседа, студента-медика, что ему делать. Студент посмотрел, как положено: осмотр, опрос, пальпация, перкуссия, аускультация — и чрез две минуты выдал: аппендицит! Ну, все на то похоже, но через дом жил добрый знакомый, тоже врач, но уже профессор и доктор наук. Его позвали, потому что студент студентом, но все же... Профессор пришел, полчаса осматривал и ощупывал, потом объявил: аппендицит. Человек, собираясь в больницу, спросил профессора:
— Ну вот как же так, вы меня полчаса осматривали, а сосед-студент тот же диагноз поставил за две минуты! В чем же качество опыта и положения? Или он гений диагностики?
На что профессор ответил:
— Студент знает двадцать диагнозов, из них и выбирает, а я знаю тысячу, и выбирать приходится из тысячи. Поэтому мне сложнее.

Так что если психолог уверенно и безапелляционно по короткому описанию определяет, в чем дело, то он ближе к студенту. Даже если профессионалу кажется, что он все понял, он чувствует себя обязанным проверить все альтернативные варианты, для чего задает дурацкие вопросы и предлагает дурацкие идеи. В сети это видно особенно хорошо. Поэтому следите за формулировками.

Посетитель: Ах, господа психологи, я вся такая нервная, такая нервная! С чего бы это?
Психолог №1: У вас тревожное расстройство. Обратитесь ко мне в личку, я очень хороший психолог.
Психолог №2: У вас социофобия. Обратитесь ко мне, я еще более хороший психолог!
Психолог №3: У вас невроз. Ко мне, ко мне!
Психолог №4: ЧМТ не было? Надпочечники, гормоны щитовидки и сахар крови проверяли?

Понимаете разницу?

10. Академичность

Если психолог хорошо учился, если он работает, а не развлекается, то он старается использовать МЕТОДЫ. Метод — это хорошо обоснованный и хорошо описанный результативный алгоритм. А когда не обоснованный или описанный художественно — то не метод. Работающий с ненаучными
концепциями — не метод. Нет статистически доказанной результативности — не метод. Подход — совокупность методов, объединенных одной моделью. Модель — описательная конструкция, позволяющая объяснять и прогнозировать явления.

А если психолог учился плохо, и заинтересован не в благополучии клиента, а в чем-то ином, то он может пользоваться всякой фигней. Здесь уже сложно, не будучи самому психологом, отделить зерна от плевел (плевелы - это сорняки), но как минимум полезно понимать, что ребефинг, трасерфинг, расстановки, астропсихология, христианская психология, регрессии, холотропное дыхание, соционика — не психология. Не только они, конечено, есть масса псевдопсихологических течений, но это самые популярные профанации психологии. Если психолог сообщает, что он работает этими "методами" или в этих "подходах", то о профессионализме можете забыть.

Психолог алгоритмичен. Все ваши глубоко личные ситуации, о которых вам страшно говорить, давно описаны и названы красивыми латинизмами и эллинизмами, и психолог держит в голове (или хотя бы в учебнике, в который он знает, куда заглянуть) проверенные средства разрешения этих ситуаций. Он не занимается творческими озарениями в работе с вами, он работает по известным ему схемам, которые, правда, умеет модифицировать и комбинировать. Если же он не знает, то он и не берется. Ну, если он более честный, чем бедный.

© Александр Лебедев

Теги: психолог, хороший
Комментарии
Корепанова Анастасия Александровна
Спасибо! Очень детально и подробно. Про амбивалентное отношение кошки к колбасе очень понравилось)))
№1 | 6 февраля 2017
Юрий Минчук
Благодарю.
№2 | 6 февраля 2017
Андрей Георгиевич Шатёркин
Больше всего мне понравился пункт 10. АкадемичностьВеско, основательно и убедительно, как и следует завершать статью.Только вот беда, как же быть с тем, что академическая психология в действительности никак не связанна с практической. Академическая психология в сегодняшнем состоянии это психофизиология, она зациклилась на рассмотрении тела.А практические психологи, те что занимаются консультированием, работают не с телом.Говорить о том, что их методы имеют теоретическое обоснование, конечно, можно. Если под теоретическим обоснованием подразумевать, как при написании дипломной работе в вузе, притягивание "за уши" более-менее подходящих по смыслу пару тройку глав из какого-нибудь общепринятого справочника или учебника по психологии. Ну, как в советское время к любой работе, даже технической, рекомендовалось приложить несколько страниц из работ Ленина и Маркса.О каком научном обосновании можно говорить, если между собой психологи, которые занимаются практической психологией, открыто говорят. Что всем уже давно понятно, что кроме тела есть явно ещё что-то, с чем и работает практическая психология. И каждый из психологов, в зависимости от своих убеждений, это нечто дополнительное к телу, может называть по своему. Ну, такой компромисс, чтобы мирно жить и не ссорится. Я уж не знаю, где вы нашли практические методы психологии обоснованные академической психологией... Впрочем, это же не ваша статья, она из интернета, да и написана для клиентов.
№3 | 6 февраля 2017
Юрий Минчук
Да, это не моя статья. Но она самая ясная даже для неспециалистов. Хотя 10 пункт самый спорный. Но, это уже к автору. Ссылка есть.
№4 | 6 февраля 2017
Андрей Георгиевич Шатёркин
№4 | u59081 | Минчук Юрий Михайлович писал(а):
Да, это не моя статья. Но она самая ясная даже для неспециалистов. Хотя 10 пункт самый спорный. Но, это уже к автору. Ссылка есть.
Юрий Михайлович, извините, если был излишне резок. Ни коим образом не хотел вас обидеть. Вы действительно ни при чём.Да и академическую психологию понять можно. Она в своё время увлеклась физиологией, пытаясь доказать, что у нас кроме тела ничего нет. А теперь находится в затруднительном положении, но делает вид, что никаких трудностей не испытывает.
№5 | 6 февраля 2017
Юрий Минчук
Андрей Георгиевич, я благодарен за этот диалог. Он служит хорошей метафорой к статье, про «опознание» психологов. Способность к диалогу, здравомыслие, критическое мышление, уважение к иному мнению и признание, что оно "тоже есть" - это важные индикаторы профессионалов. А по-поводу академической психологии, то она, однозначно, является теоретическим базисом нашей профессии. А как мы применяем его на практике, и что является нашим инструментом в работе, это наш выбор, как специалистов.Для меня важно, чтобы методы и подходы были этичными, экологичными и действенными.
№6 | 7 февраля 2017
[ добавить комментарий ]
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

www.000webhost.com